Антон и они. Интервью с Антоном Шипулиным, который привез сборной России единственное золото в биатлоне









Антон и они. Интервью с Антоном Шипулиным, который привез сборной России единственное золото в биатлоне

В марте 2008-го PROспорт избрал молодого биатлониста Антона Шипулина для собственной недлинной молодежной рубрики «PROфайл». 20-летний спортс­мен собрал в тот год практически все юниорское золото мира, а тренеры говорили о нем лишь в превосходных эпитетах: «Он у нас таковой один». И стреляет юноша идиентично точно и лежа, и стоя, и бежит быстро, отыгрывая у конкурентов по минутке на круге. Спустя три года Антон - бронзовый призер Олимпиады-2010 в эстафете, фаворит шага Кубка мира - 2010/11 в Антхольце, а не считая того, родной брат олимпийской чемпионки Ванкувера Анастасии Кузьминой, выступающей за Словакию. В Сочи Антон Шипулин и сам стал олимпийским фаворитом. Конкретно он привез сборной России долгожданное «золото» в эстафетной гонке. И это достаточный повод для того, чтоб вспомнить наш разговор, который состоялся три года назад, накануне чемпионата мира в Ханты-Мансийске.

Антон и сестра

- Что 1-ое ты помнишь из юношества?

- Как опосля школы с радостью ездил на лыжные тренировки. На 2-ух автобусах добирался.

- С радостью?

- Ну да, там постоянно было забавно. Опосля занятий мы игрались в футбол либо в теннис. Общение было не плохое. Мы приезжали пораньше, за полчаса, за 50 минут, чтоб успеть поболтать, новостями школьными поменяться. Здорово было. До этого времени приятно вспоминать.

- А в школе общения не было?

- Было, но там голова остальным занята - уроки, домашние задания, дисциплина. А тут мы ощущали себя свободнее, в собственном спортивном кругу, дозволяли для себя баловаться.

- Ты ведь за старшей сестрой Настей в лыжи пришел?

- И в лыжи, в в биатлон, и в институт - все за Настей. Постоянно старался ей подражать.

- Вы в детстве дружили?

- Когда малеханькими были, нередко дрались. Это нормально, такое меж братьями-сестрами бывает. Ссорились из-за пустяков, мирились. Кто-то не пропылесосил впору, посуду не промыл, произнес что-то, поглядел не так - и отправь претензии. У 1-го настроение есть, у другого нет - и начинаются стычки.

- Когда ты начал принимать ее серьезно?

- Когда отобрался на свои 1-ые суровые соревнования - юношеские олимпийские игры, - Настя начала давать мне какие-то советы. Я стал старше, начал почаще ездить на сборы и как-то сходу сообразил, как сестра мне дорога, как она близкий мне человек.

- Переживал, когда у нее возникла своя семья?

- Нисколечко. Я был рад за Настю, что она отыскала человека, за которым она как за каменной стенкой. С ее мужем я много общался еще до их женитьбы. И он мне приглянулся. Я был против их отъезда в Словакию. Не против их брака либо того, что они нас покидают, а против того, чтоб Настя бегала за другую страну. Хотелось все-же совместно с сестрой за Россию выступать. Но позже я сообразил, что ей там отлично, что для нее там сделаны условия, в каких она может реализоваться.

- Ты пробовал ее отговорить?

- Раза два, наверняка. А позже сообразил, что она верно стоит на собственном и психологически себя еще лучше ощущает там, чем в России.

- Слышала версию, что Настю практически выжили из команды ее «подруги» по тюменской сборной.

- Не желаю на данную тему говорить.

- Нездоровая?

- Не нездоровая. Просто излишние это дискуссии про то, что какая-то команда либо некий город кого-либо выдавливает. Довольно уже обсудили.

- Вы с Настей внутренне похожи?

- Нет. Она добрее, мягче в нраве. Еще она знает три языка, а я один. Она трудоспособнее в познаниях. В школе прилежно учила британский, а я был разгильдяем. Немножко германский учил, позже британский, а в итоге все спуталось.

- Для вас же в сборной в прошедшем году педагога нанимали - не посодействовало?

- Это было бесполезно, так как мы не оценили ситуацию, не пользовались моментом. Сейчас начинаешь разговаривать и понимаешь, какой был дурак, что не учил. Взялся за самоучитель - в телефоне, в компе.

Антон и родина

- Как так вышло, что тюменский по рождению биатлонист выступает за Екатеринбург?

- Меня высмотрел на каких-либо соревнованиях тренер Владимир Путров из Екатеринбурга, воспитавший несколько олимпийских чемпионов. Он не раз предлагал к нему перейти, но я отрешался. Неохота было в иной город переезжать, боязно как-то одному. Но равномерно он меня уверил, и предки поддержали. Поначалу я на сборы ездил и ворачивался домой, а позже влюбился в город - и сейчас желаю там жить.

- А может, в столице, куда все так стремятся? Либо даже в Европе?

- Ни Москва, ни тем паче заграница. Мы и так здесь очень много времени проводим. Здесь жить станет скучновато через месяц.

- Почему? Разве в Европе не могут веселиться?

- Они не такие, как мы. У их склад ума иной. Здесь люди по другому задумываются. Соседи друг дружку сдают милиции, ежели превысишь скорость. Это некорректно.

- С иной стороны - это нарушение закона. Так и на убийство недолго закрыть глаза.

- Это полностью различные вещи. Уничтожить - это уголовное грех, а превысить скорость - легкое административное нарушение. Это я как юрист говорю. Можно пописать за угол зайти либо бутылку пива на улице испить - это тоже административное нарушение. Неуж-то звать полицию? Обязано быть человеческое отношение.

- Зато меньше писают и пьют на улице.

- А на душе хреново, когда ощущаешь подлость за спиной, не можешь довериться никому. В России даже шапочно знакомому человеку можно хоть сколько-нибудь доверять.

- Да? Неуж-то ни разу в России не подставляли?

- Бывало, естественно, но я же не в глобальном смысле, а в бытовом. Нет, Европа мне неблизка и непонятна. Ну, поглядите, как они разговаривают. Больше парами, семьями, чем компаниями. Кажется, опосля 30 у их исчезает понятие друзей. Лишь семья, семья и семья. С некий стороны это и отлично, но нужно же как-то расслабляться, веселиться.

- Но ты же не будешь отрицать, что в России тяжело жить?

- Буду. Ежели взять раздельно наш вид спорта, то тяжело. Много спортсменов, конкурентнсть жестче. Но мне, к примеру, это нужно. Если б не конкурентнсть, я был бы намного слабее. А кто-то, напротив, в таковой обстановке сдается. Мне же нравится что-то обосновывать. Проиграл сейчас - означает, будет стимул выиграть завтра. То же самое и с иными делами. Стараешься воплотить, что задумал. Не с первого раза, так со второго, третьего.

- А ежели реализация зависит не от тебя, а от нескончаемой бюрократии, коррупции и иных красот не самого здорового муниципального устройства?

- Согласен, в Европе человек больше защищен государством. Но мне все равно нравится Россия - я уже привык, адаптировался ко всем условиям, подколам.

- Как опосля вежливой Европы мириться с хамством, которое в России повсеместно?

- Просто не достаточно в Европе бываешь. Если б дольше, то начало бы тошнить от данной для нас доброты, через которую видна подлость. Это на очах они такие улыбчивые, а в душе совершенно остальные. Стоит месяц-два тут пожить, и захочется в Россию, пусть даже к оскорблениям. Зато ты знаешь: для тебя в глаза молвят что задумываются. Лучше так.

- Другими словами у тебя к России нет претензий?

- Претензии есть, но с ними можно смириться либо попробовать что-то поправить.

- Потому ты организовал благотворительный фонд. Но для тебя не кажется, что не ты должен брать компы детскому дому, а правительство должно хлопотать о этом?

- Это таковая цепочка длинноватая - разговор часа на два-три. Если б меня спросили, что поменять, я бы постарался за коррупцией строже смотреть. От этого много бед происходит. Те же нищие детдома, крошечные пенсии - коррупция в этом тоже виновата.

- А для тебя приходилось давать взятки?

- Нет.

- Даже гаишникам на дороге?

- Когда я получил права, уже обучался в институте МВД. Круто бы это смотрелось, если б один сотрудник давал взятки другому.

- Другими словами тебя отпускали, невзирая на зафиксированное превышение скорости?

- Один раз штраф выписали, а несколько раз говорил, что спешу (и это было правдой) и что больше так не буду. А еще смотрел шрековскими очами - кота там помнишь? Вот так. Мне демонстрировали пальчиком «больше не нарушай» и отпускали.

Антон и спонсоры

- Почему никто из российских биатлонистов, невзирая на одичавшую телевизионную популярность вида спорта в стране, до этого времени не рекламирует йогурты либо пылесосы?

- Не знаю. Может, из-за недавнего допинг-скандала нет такового доверия. В Германии опосля каждого сезона спортсменам предлагаются спонсорские контракты. У нас напротив - спортс­мен сам обязан просить.

- Может, часть трудности в том, что вы как будто варитесь в своем соку? Из-за незнания языков интеграция россиян в мировое биатлонное общество мала.

- Не в этом неувязка. Спонсоры, ежели найдутся, вероятнее всего будут российскими, так что наша популярность в Европе и язык, на котором мы говорим, не имеют значения.

- Ну а Мария Шарапова, Андрей Аршавин, Лена Исинбаева? Полностью для себя международные бренды.

- Биатлонисты должны зарабатывать репутацию результатом, а не тем, что они популярны. Чем больше ты начинаешься разговаривать в свете, участвовать в каких-либо мероприятиях, тем ужаснее стают результаты. На это ведь нужно время, нервишки растрачивать.

- А Магдалена Нойнер? Разговаривает, разговаривает, а результаты прежние - по­беды.

- Нойнер уже по юниорам дам обыг­рывала. Таковых чрезвычайно не много. Что о ней говорить? Она может полсезона не трениться, выйти и выиграть, а кому-то по крупинкам нужно форму собирать, чтоб достигнуть результата.

- Бьорндален?

- Он тоже парадокс. Хотя Бьорндален нередко остается наедине с собой, закрывается.

- Читала, что он был твоим кумиром в детстве. Когда увидел его в действительности, побегал совместно в гонках, не разочаровался?

- Нет, не перестаю им восхищаться. В его возрасте чрезвычайно тяжело трениться и достигать таковых результатов. Необходимо наиболее щепетильно к для себя относиться, наиболее непосредственно себя подводить к отдельным стартам, а он пробует сохранить форму в течение всего сезона. Он старше меня на 14 лет, но обыгрывает во почти всех гонках.

- Как думаешь, Тарьей Бе вырастет в Бьорн­далена? Либо им необходимо родиться?

- Какая-то генетика обязана быть заложена. И физические данные, и психические способности - время от времени это даже важнее. Скажу так: необходимо и родиться таковым, как Бьорндален, и в то же время работать, не упустить шанс. А Бе я бы не именовал особым. Он просто работоспособный юноша.

Антон и тренеры

- У Бьорндалена есть мечта: достигнуть 90%-ной точности в стрельбе. Обещал не уходить, пока не реализует. А сборной России не мешало бы стрелять скорее.

- Я в летнюю пору над сиим работал. Сначала качество было не чрезвычайно, позже подровнялось. Но на Кубке мира есть ответственность, все-же принципиальный старт. Я не достиг еще того уровня, чтоб без опасения пробовать. Вдруг намажу много и испорчу одним стартом весь сезон. Как усвою, что мне не надо отбираться на Кубки мира…

- В российском биатлоне разве такое может быть? Снизу ведь вечно кто-то стучится.

- Ежели я буду три шага Кубка мира в призах, куда меня выкинут?! Тогда я смогу испытать стрелять скорее. Пусть и буду 60-м в итоге.

- В конце прошедшего сезона в сборной сменился тренерский штаб. Что новейшего он предложил спортсменам?

- Попробую разъяснить. Предварительный процесс можно сопоставить с постройкой дома. Чтоб дом стоял, нужен высококачественный фундамент. Так и в биатлоне - чтоб набрать форму, поначалу необходимо много трениться на маленьких пульсах, в первой-второй зоне. Позже идут кирпичики - это особые силовые упражнения: с весом, на брусьях, на тренажерах, на роллерах, имитация лыжного хода. Потом равномерно начинаем скоростить. Поближе к стартам объемы отодвигаем на задний план, а работаем над скоростью, чтоб организм к ней адаптировался. В принципе система во всем мире схожая, но каждый тренер по-своему варьирует соотношение.

- Для тебя какое больше подступает - с упором на силовую работу либо высокоскоростную?

- Здесь нет математически четких ответов. Два года с одним тренером могут сложиться по-разному. Нельзя по одной системе долго работать, результаты будут падать. Организму нужен неизменный стресс, чтоб он не застрял на этом же уровне. В этом плане норвежцы молодцы, не боятся экспериментировать. Я в Болгарии на Бельмекене лицезрел: 5 спортсменов вышли на тренировку - и все отправь в различные места. Нет коллективной работы, больше персонально. Кто-то, к примеру, ушел в горы на четыре-пять часов имитацию делать, чего же ранее не делал никогда.

- Другими словами тренеров необходимо поменять почаще?

- Здесь есть и иная сторона. Необходимо время, чтоб тренер к спортсменам адаптировался, а спортсмены - к тренерам. На это полгода может уйти. Ежели после чего сходу идет смена, то все поновой, а это минус тренировочному процессу.

- Но принципиально ведь доверять тренеру?

- Чем старше ты становишься, тем меньше тренерское влияние. С опытом начинаешь больше доверять для себя. Мне, например, непременно нужен спарринг-партнер, чтоб не скучать и с кем-то конкурировать. Естественно, нужен и человек, который дает задания. Но я уже и сам могу ставить задачки.

- Для тебя же лишь 23, для биатлона ты юнец.

- Не в возрасте дело, а в опыте. Я три года во взрослом спорте. Юниором я полностью полагался на тренера, 1-ый год по взрослым - тоже, 2-ой - уже 50 на 50, на данный момент - 25 на 75. Больше к для себя прислушиваюсь.

- По данной логике Бьорндалену уже лет 15 как не необходимы тренеры, а они у него есть.

- Он все равно больше на себя полагается. А тренер ему нужен, чтоб в трубу поглядеть на стрельбе, поправки подсказать. Техника хода со стороны тоже виднее. Он тренеров слушает, но что-то пропускает мимо ушей, а что-то откладывает. Мне еще предстоит многому у тренеров научиться, но фильтровать информацию все равно необходимо. Что в спорте, что в жизни.

- Для тебя приходилось звонить лично Сергею Кущенко либо Мише Прохорову, чтоб решить некий вопросец?

- Нет. У нас много людей, которые могут передать информацию. Но вообщем управление федерации отлично разговаривает со спортсменами впрямую. С нами не решают вопросцы, а разговаривают - спрашивают, какие заботы, как самочувствие. Мы говорим, они делают выводы. По-моему, это верно.

- С приходом менеджера Кущенко российский биатлон поменялся к лучшему?

- Мне не с чем ассоциировать. При власти Тихонова я в сборной был всего год, не успел осознать всей обстановки. Но приятно, когда Кущенко пробует нас настроить перед стартом. Заряжает энергией, старается развеселить, расслабить. Мне это нравится.