'Россия чрезвычайно похожа на Ямайку'









'Россия чрезвычайно похожа на Ямайку'

На санно-бобслейной трассе в дни официальных занятий много места, тихо и ослепительно прекрасно. Экипажи-двойки нежно шуршат по сочинскому льду.

На «Санки» я приехал ради того, чтоб побеседовать с 46-летним пилотом сборной Ямайки Уинстоном Уоттсом.

Мой электронный ящик вспух от нашей переписки, начавшейся еще недельки за две до начала Игр - практически сходу опосля того, как стало понятно: в первый раз с 2002 года Ямайка квалифицировалась на зимнюю Олимпиаду. Сначала Уоттс заявил, что «абсолютно позитивен» в отношении интервью с русским репортером. Позже назначал разговор на 3 часа утра по сочинскому времени, но не брал телефонную трубку. Потом не отвечал на звонки и сообщения по «скайпу», в каком круглые день был «в сети». А приехав, в конце концов, в Россию, не стал реагировать даже на письма.

Но все мучения сзади. Уинстон радуется моему возникновению в смешанной зоне «Санок».

- 10 тыщ баксов, и задавайте свои вопросцы, - повторяет он два раза.

У меня с собой столько нет.

Ямаец разводит руками.

Он незначительно кое-чем раздражен, но это не того рода раздражение, до которого никому нет дела. Уоттс для этого очень квадратен и мускулист. Олимпийская база данных утверждает, что Уинстон весит 107 кг, но поблизости он производит воспоминание на полтора центнера, и ни граммом меньше. Не знаю, есть ли до бицепсов 46-летнего мужчины какое-нибудь дело Глобальному антидопинговому агентству, но он, бицепс, такое чувство, может вести всеполноценную олимпийскую жизнь даже без собственного владельца.

За 10 минут до нашего разговора Уоттс со свирепым видом что-то выговаривал собственному разгоняющему Уэйну Блэквуду, который, судя по всему, набедокурил на старте. Зная тяжкий нрав пилота, можно просто представить, что Блэквуду пришлось в раздевалке несладко. Самый неопытный наблюдающий мог бы найти на взволнованной физиономии разгоняющего готовность уступить свои бобслейные лосины хоть какому, кто согласился бы стоять в их перед Уоттсом.

- Вы много тренировались перед Олимпиадой, - осторожно вкатываюсь в долгожданную беседу, не отрывая глаз от бицепса.

- Я 46-летний человек, который поселился в теле 25-летнего, - ухмыляется Уоттс.

- Как вы себя чувствуете в России?

- Россия шикарная. Но мне не нравится Линдон Раш. Он скользкий тип.

Тихоня Раш, ведущий канадский пилот, в этот момент проходит мимо ямайцев по смешанной зоне с выпученными, как у селедки, очами. Уоттс желает отдать ему пинка, но делает вид, что не может поднять ногу.

***

Для Уоттса Сочи-2014 4-ая зимняя Олимпиада, начиная с Лиллехаммера-1994. Еще одна, и он догонит другого знакового бобслеиста, князя Монако Альбера II.

В первый раз Ямайка добралась до зимних Игр в Калгари-1988. По мотивам тех приключений был снят чрезвычайно популярный за океаном кинофильм Cool Runnings («Крутые виражи»), который время от времени крутят там, как нашу «Иронию судьбы», по телевидению. Участник знаменитого экипажа Калгари Стив Стоукс на данный момент уважаемый на Ямайке человек. В Сочи он приехал в качестве, не побоюсь этого слова, Chef de Mission (ежели кратко - просто шефа) государственной делегации - вы, наверняка, лицезрели его во время церемонии открытия.

Пик олимпийской карьеры Уоттса пришелся на Солт-Лейк-Сити-2002, хотя никаких документальных подтверждений этого не существует. Все дело в том, что в 2002-м, как и на прошлых Играх, Уинстон выходил на старт под фамилией Уотт. Некий балбес из ямайской, прости господи, федерации бобслея, отправляя заявку еще на Лиллехаммер, запамятовал поставить буковку «с» в конце фамилии пилота.

Можно огласить, что в Сочи Уинстон начал свою олимпийскую карьеру поновой.

Тогда, в 2002-м, Уотт-Уоттс занял высочайшее 14-е место, а по ходу соревнований даже установил рекорд трассы на разгоне. Ему в этом помогал разгоняющий Ласселес Браун. Тот Браун по прозвищу Носорог, который потом получил гражданство Канады и выступал в одном экипаже с канадцем Пьером Людерсом. В эти дни Людерс хлопает по плечу на финише Александра Зубкова и Алексея Воеводу в качестве главенствующего тренера сборной России…

Ах так все в ямайско-российских бобслейных отношениях переплелось!

Опосля неудачной пробы квалифицироваться в Турин-2006 Уоттс с бобслеем завязал. К тому моменту он уже выбрался из родного Карибского бассейна, переехав в южноамериканский городок Эванстон, штат Вайоминг. Контраст был разителен: променять Ямайку на Вайоминг с климатической точки зрения приблизительно то же самое, что перебраться из Сочи в Кызыл.

Необходимо было подкармливать семью и 2-ух малышей, и Уоттс пошел работать как «нормальный гражданин» - это его собственные слова.

Понятно, что Уоттс трудился кое-где на нефтяных месторождениях Вайоминга и, судя по всему, хорошо зарабатывал. Когда принял решение возвратиться в бобслей ради пробы отобраться в Сочи, то оплачивал все расходы сам. По неким данным, на свою мечту он издержал наиболее 100 тыщ баксов личных средств.

Так что Уоттс как минимум имеет право на шуточку насчет 10 тыщ за право задавать вопросцы.

* * *

Дорога к Сочи была для Уинстона нелегкой.

- Нелегкой? Ну да, мужчина, можно и так огласить, - говорит Уоттс, разглядывая поверх меня снежные шапки гор Красноватой Поляны.

Эванстон находится всего только в часе езды от санно-бобслейной трассы в Парк-Сити, потому Уоттс много лет посещал в качестве зрителя все тамошние этапы Кубка мира и из бобслейной тусовки не выпадал.

Там же, в Парк-Сити, он готовился и к Сочи. Экипаж уверенно набирал квалификационные очки на второстепенных стартах, но на решающий турнир в Европу не поехал. Судя по всему, у Уоттса кончились средства. Либо желание их растрачивать. Вероятнее всего, и то и это.

- Я отыскал трансляцию в вебе, - говорит Уоттс. - Всю ночь не спал, тер глаза. Когда стало ясно, что соперники нас не обогнали, и мы попадаем в Сочи по набранным очкам, это было чудом.

Отбор на Игры для экипажей вроде ямайского - полдела. Чтоб не стукнуть в сочинскую грязюка лицом, им требовалось несколько комплектов новейших полозьев, чья стоимость колеблется в районе 10 - 20 тыщ баксов. Необходимы были средства на недешевые авиабилеты для экипажа, также транспортировку техники туда и обратно.

Уоттс не мог для себя дозволить Олимпиаду за собственный счет. И ямайцы сделали то, что в южноамериканском олимпийском спорте издавна является нормой: кинули клич в вебе на сбор средств.

Далее начались те самые «чудеса на виражах». За двое суток люди со всего мира собрали Ямайке на поездку в Россию наиболее 150 тыщ баксов.

Олимпийский фаворит Ванкувера в четверках Стивен Холкомб разбирается в краудфандинге, как никто иной. Южноамериканским бобслеистам, равно как и всем остальным олимпийцам, не дано узнать красот муниципального финансирования олимпийского спорта.

- Я собираю с миру по нитке в протяжении крайних 16 лет, - Холкомб охотно останавливается в смешанной зоне, чуть слышит о Ямайке. - Чрезвычайно отлично представляю для себя все механизмы. Чтоб собрать такую сумму, мне потребовалось бы лет 10. Сиим парням - пара дней. Это что-то неописуемое.

- Я принял решение закрыть интернет-страницу со сбором средств, - разъясняет Уоттс. - Там уже было довольно средств для нас на Сочи. Я не желал, чтоб люди считали нас жабами либо аферистами. Эта история - не про средства. Эта история - о выполнении мечты.

Собрав, не вставая с дивана, 10-ки тыщ баксов, Уоттс полностью бы мог наслаждаться «жаркими, зимними, своими», обнимаясь с румяными волонтершами, которые сходят с мозга по Уинстону в горной Олимпийской деревне. Кто бы бросил камень в 46-летнего ямайского бобслеиста, если б тот на разминке «просел», и у него нежданно «щелкнуло»?

- Вечеринкам - категорическое нет, - говорит Уоттс прямо в динамик моего диктофона. - Пусть юные веселятся. Старикам вроде меня там не место. Мы сюда приехали представлять страну. Ощущаем ее любовь даже за тридевять земель.

* * *

Ямайка на ушах.

Гения спринта Усэйна Болта в эти дни, ежели судить по его твиттеру и инстаграму, ничто, не считая бобслея, не интересует. Болт постит фото, видео, голосит: «Вперед, Ямайка!» в комментах.

Все, как у нас, одним словом.

Уоттс, уже будучи в Сочи, слегка нахмурил брежневские брови насчет государственного героя. Мол, Болт был в курсе денежных затруднений экипажа и мог бы решить вопросец 2-мя телефонными звонками. Но не решил.

Лет 5 назад, во время обычного гала-вечера Интернациональной федерации легкой атлетики, я спрашивал Болта: не желал бы тот испытать на зуб рекорды на разгоне в бобслее и стать единственным в истории летним и зимним ямайцем-олимпийцем?

- Я не выношу холода, - ответил Болт, и вопросец отпал сам собой.

- Усэйн? Если б я его прокатил, он бы влюбился в этот спорт, - заявляет Уоттс. - Эх, если бы я его прокатил…

Делегация Ямайки высаживалась прошедшим августом в Москве на чемпионат мира по легкой атлетике, как на Луну. В пресс-центре прогуливались какие-то неописуемые слухи: дескать, ямайцы привезли с собой консервы, чтоб Болт со товарищи не скончались в России с голода.

- Что вы знали о России до приезда сюда? - спрашиваю Уоттса.

- Вообщем ничего не знал. Лишь то, что слышал в Вайоминге в новостях по телеку. Весь полет до Сочи не спал. Смотрел в иллюминатор - специально попросил, чтобы мне дали место у окна. Мне тут чрезвычайно нравится. Кругом хорошие люди. Они принимают нас таковыми, какие мы есть, - гулкими и радостными. Я в полном восторге от данной для нас Олимпиады.

- Вы не поверите: мы на данный момент в Олимпийской деревне самая популярная команда, - тихо говорит разгоняющий Блэквуд, когда его пилот жестом указывает русскому репортеру, что интервью пора сворачивать. - Это чрезвычайно мило.

Блэквуд практически ровесник Уоттса. Ему 44, у него хорошая ухмылка, огромные губки и мешки под очами. Похоже, это акклиматизация сыграла с Уэйном злую шуточку на старте тренировочной пробы.

- Я сам не из Вайоминга, - качает ладонью Блэквуд. - Живу на родине, в деревенской местности. Россия? Чрезвычайно похожа на Ямайку.

- Что?!

- Да, похожа. Море, пальмы, горы. Все, как у меня дома…