Герой Дзержинского



возраст кур несушек в период выбраковки недель





Герой Дзержинского

В Ванкувере Никита Крюков, выиграв спринт, стал первым российским фаворитом. А так как российских чемпионов на данной нам Олимпиаде возникло незначительно, по возвращении Никита окунулся в волны державной любви: администрация подмосковного Дзержинского совместно с МВД одарила его квартирой, президент страны - каром, а федеральные телеканалы - 10-минутными интервью в утреннем эфире. PROспорт вырывает чемпиона из череды чествований и говорит с ним по-человечески.

Пока Никита Крюков в новейшую квартиру не пере­ехал. Вообщем, его новейший дом - неподалеку от старенького, в городке Дзержинском, отделенном от МКАД ужасным на вид заводом, из которого валит таковой дым, что жалеешь о отсутствии противогаза.

- Да, у нас здесь с экологией не чрезвычайно отлично, - в голосе Никиты как как будто гордость. - Есть даже хим завод, где создают ракетное горючее.

- Обыденный человек, быть может, и проживет. Но вы ведь лыжник, неуж-то не ощущаете, что дышать нечем?

- Я, понимаете, когда опосля сборов, к примеру, в Австрии приезжаю в Москву, сходу опосля приземления самолета у меня нос закладывает от пыли. Когда столько времени в горах проведешь, с незапятнанным воздухом, чрезвычайно не по привычке ворачиваться. И это неувязка не Дзержинского, а всей столицы. Где чисто-то? В Западном окружении? Ага, ветер от нас подует - и все, нет Западного ок­руга.

Все еще ворчу на грязюка и убогость двора, где живет герой Ванкувера. Выглядываем в окно.

- Вот того дома еще не было, - вспоминает Никита. - А с что вы взяли, что грязно? Весна же. Где в России в весеннюю пору чисто?

- Вот, смотрите, - показываю на козырек подъезда. - Куча мусора.

- Точно, - качает головой Крюков. - Я еще вчера это лицезрел. Кому нужно бутылки на козырек закидывать, не понимаю. Но вообщем обычный район. Вон детская площадка, вот хоккейная коробка. Туда еще машинки не ставят.

На хоккейной коробке месиво из снега и песка. Играться в футбол там нельзя. Никита говорит, плохо, что машинки на газон ставят. Не осознает, что такового в грязищи. Подсохнет же.

- Сейчас еще больше понятны мотивы Анастасии Кузьминой уехать за границу. Там просто лучше.

- Лучше, - немедля соглашается Никита. - Мы вот в Финляндии были. Чистота, краса, трасса безупречная. Все для людей, которые обожают лыжи.

- Так остаться там можно?

- Не. Климат там не тот, солнца не много. Все люди белоснежные. Поточнее даже, зеленоватые.

На подъезде объявление: «С 9 до 12 будет отключено электричество». И когда в девять оно вправду отключается, Крюков удивляется.

- Ой, как так!

- Да там предупреждение. Никита, а ведь дом могли бы и украсить как-то, все-же здесь живет фаворит. Но лишь в лифте праздничный листок.

- Так нужно и его убрать, - отмахивается лыжник. - Хватит уж.

На том листке написано: «Никита Крюков - олимпийский чемпион». А от руки приписаны пожелания: «Так держать!», «Ты - мужчина».

- Молвят, что весь Дзержинский гудел и радовался, когда я стал первым. Жалко, меня тут не было. Сосед по площадке приходил, принес маме цветочки - букет в форме олимпийских колец.

- Откуда же он знал, что вы выиграете?

- Уж вот не знаю. Но вообщем я же числился претендентом на медаль. Это Коля Панжинский выстрелил, а меня все специалисты в тройку ставили. Правда, в основном на третье место.

В пн Никита прогуливался в ближний лес кататься на лыжах.

- Все уже тает, качество не то. Ветки валятся. Но себе покатался. Люди, естественно, выяснят, здороваются. Кстати, на данный момент меня, естественно, узнавать стали везде, не только лишь соседи. Вот не так давно договорились с друзьями встретиться в кафе, я пошел туда с братом, а друзья не пришли. Но меня все гости узнали, полчаса фотографировался с ними. На дорогах выяснят. Я же пока езжу на машине, которую президент подарил. А заместо номеров там написано «Сборная России». Люди сигналят, демонстрируют большой палец. Уж проезжай, думаю, но нет, стоит, улыбается.

- Наверняка, номера можно не делать. Ну кто вас приостановит за нарушение?

- Нет, так тоже нельзя. Какая уж разница, ежели есть правила.

- Оставите для себя машинку?

- Год точно на ней ездить буду. Но все-же это «ауди» - машинка не для бедных. И сервис драгоценное, и бензина ест много. Ну и ежели что-то сломается, то детали дорогие. А там посмотрю.

- Как прошла встреча с президентом?

- Да нормально. Спросили его, как он со всем справляется. Он ответил, что тяжело, естественно, но нужно работать. Мол, ежели долго думать над сиим, то с разума сойти можно.

Вспоминали Олимпиаду и слова чиновников. Как Виталий Мутко поначалу во всем винил «лихие 90-е», а позже, когда одолел юноша из 90-х, стал говорить, что вот кого удалось вырастить.

- Министр спорта говорит, что вы недоедали. Голод был?

- Голод не голод, а жили не чрезвычайно богато. В школу я в штанах прогуливался с пузырями на коленях. Носки, естественно, штопали. А вот еда… Понимаете, я постоянно много ел. С утра завтракал дома, позже в школе, потом обед в школе, ужин дома. Естественно, пища не была различной. Икру раз в год лицезрели. Но вот чтоб голодать… Не было такового. При этом у нас ведь крупная семья - у родителей не считая меня еще три малыша, а они работали здесь на заводе. Но как-то управлялись. Я на данный момент спрашиваю у их: тяжело было? Да ничего, вспоминают, никто не голодал.

- Как все обыденные семьи.

- Ну да. Помню, вот когда 1-ый раз поехал на сборы, там недоедал. Питание-то было не очень богатым и частым. На сборах чувство голода и было. Наверняка, поэтому я таковой худой.

Никита глядит на меня, ожидая кошмара в очах.

- Да нет, естественно, - веселится он. - Это все от конституции зависит.

- И тяжело спринтеру быть плотным.

- У нас есть довольно плотные ребята. Хотя, естественно, таковых, как я, больше.

Крюков вспоминает о том, как занимался лыжами. Признается, что если б спринт не возник, то ему бы пришлось нелегко.

- Когда все бегали 10-ку, я мог пройти пятерку, - ведает. - Когда возраст дозволял бегать 20, меня хватало на 10-ку.

- Ну и вообщем скучновато бегать на длинноватые дистанции.

- Но я все равно бегал. Правда, они все курьезом заканчиваются. Вот совершенно не так давно пошел на соревнованиях в Демино бежать 50 км. А на этих соревнованиях участвуют вообщем все, кто умеет стоять на лыжах. Я 36 км прошел, позже забрался на горку и сообразил, что приехал. Мускулы просто пропали. Шел для себя пешком далее, не способен ускориться. Мимо бабушки меня опереждают, дедушки, малыши.

- Сошли?

- Нет, дошел до финиша. Но радости это не принесло.

- Совершенно нет никакого уважения к чемпионам.

- Не будет. Вот уже опосля Олимпиады я участвовал в спринтерской гонке в России. А там же, когда бежишь, приходится локтями работать, толкаться. Но есть свои штуки. К примеру, перед тобой встает спортсмен, и для тебя ничего не остается делать, как за ним тащиться. При этом на мировом уровне соперник ежели ощущает, что не выдерживает, то уступит, а у нас не уступают.

- И что делать?

- Или обгонять, или выводить его из равновесия. На лыжу можно наступить, подсечь лыжу, чтоб он свалился. Но здесь риск есть, что и сам завалишься.

- А кто самый «грязный» спринтер в глобальных лыжах?

- Крайние два года я был. Толкался, локтями работал, палками. В один прекрасный момент мне даже три желтоватые карточки* проявили. Здорово, да?

- А что это значит?

- Да как вы не осознаете? На трассе для тебя могут показать желтоватую карточку - это предупреждение. 2-ая карточка - удаление.

- Ага, как в футболе.

- Да. Итак вот мне проявили в один прекрасный момент три карточки. Я задумывался, когда же мне красноватую покажут, но организаторы что-то напутали.

- В футболе такие матчи переигрывают.

- Да хорошо?

На лице Никиты настоящий испуг. Через какое-то время он соображает, что никто уже итог пересматривать не будет.

- Так, наверняка, и драки случаются опосля финиша? Ежели вы так вместе на трассе.

- Да нет, так… Помашем друг на друга.

- Это как?

- Да вот не так давно с итальянцем конфликт вышел. Опосля финиша он давай мне что-то орать на итальянском. А я ему говорю: «Пойдем выйдем, ежели что-то огласить хочешь». Мы быстро успокаиваемся. И позже нормально здороваемся.

- От российских держатся в стороне? Типа медведи - водка - балалайка, непредсказуемые люди…

- Напротив. К нам там с уважением относятся. Мы работаем в таковых критериях и еще результаты умудряемся демонстрировать.

В Москве нет ни 1-го центра для подготовки. Никита вспоминает три места в стране, где может быть проводить настоящие сборы. Хвастает Тюменью, но сам там ни разу еще не был. Хотя слышал, что трасса там на самом высочайшем уровне. Учитывали даже виражи. Потихоньку подбираемся к теме с открытым письмом ведущих лыжников страны. Никита разъясняет, что подписал его одним из крайних.

- Какие-то вещи меня там совсем не касаются, но со почти всем я согласен. К примеру, я до этого времени не понимаю, что мне по сути положено и дают ли то, что положено. Не считая того, там же правильные вещи сказаны. Вот, к примеру, спортсмен начинает получать зарплату от страны, когда попадает в шестерку на чемпионате России. И когда он приходит в кассу, то соображает, что все было напрасно.

- В котором смысле?

- Я бы не желал именовать суммы. Но я понимаю, почему из юношеского спорта не перебегают во взрослый. Ради этих средств, что ли?

- Тогда уж скажите, сколько начинают платить?

- По 2000-3000 руб. Руки опускаются.

- Непонятно, почему вы на данный момент о этом вспоминаете. Почему молчали три года?

- А кто бы нас слушал? Вы поймите, ситуация таковая, что у нас вот этот отрезок опосля Олимпиады единственный - на нас уделяют свое внимание. И просвет чрезвычайно маленький, через два месяца о лыжниках и письме вообщем никто не вспомнит. Еще, кстати, непонятно, каким боком все это выйдет подписавшим. Вот выведут из команды - и привет. Делать больше нечего.

- Вас-то никто не выведет.

- Просто выведут. Но вообщем наш тренер сейчас делает все, чтоб отстраниться от этого. Он желает собрать свою команду и готовить к стартам. И чтоб нас никто не трогал и мы никого не трогали. Единственное, нужно вопросец с массажистом решить да с сервисменом. Но лучше подальше от всего этого.

- К репрессиям все готовы, ежели что?

- Да. Осознаете, мы - действующие спортс­мены - низшая каста в федерации. С нас требуют итог. И все. Вообщем четырехлетний цикл идет так: 1-ый год опосля Олимпиады нам молвят, что можно работать на себя, участвовать в коммерческих стартах, зарабатывать; потом идут два чемпионата мира - здесь уж требуют медалей и всё; в конце концов, Олимпийские игры, где нужно показать итог. Что нам положено в крайние три года - никто ничего не говорит. Но зато режим, тренировки, отдача обязана быть полной. Написано, во сколько лечь спать нужно.

- Вы серьезно? Спортсмены обожают спать.

- Я тоже люблю, но удается лишь дома. А на сборах уже зарядка, позже две тренировки. Там и лыжи, и физическая подготовка.

Вспоминаем, как не так давно Никита приезжал на хоккейный матч в Балашиху. Не просто так, а так как кому еще ходить на ХК МВД, как не милиционерам!

- Вы что ж, вправду милиционером будете?

- А почему нет? Или в федерацию пойду работать - ежели, естественно, меня опосля письма не отстранят, - или в милицию. Я же учусь в Академии МВД. И считаю, что это обычная профессия.

- Газеты-то читаете?

- Недочеты у всех есть. Это единичные случаи.

Крюков все-же осознает, что в его словах что-то не то. Замолкает.

- Куда пойдете в милицию? Регистрацию инспектировать?

- Да почему? Быть может, буду в министерстве работать, аналитиком. Но не исключаю и оперативную работу. А почему нет?

- В "Википедии" написано, что вы уже член «Справедливой России». Когда успели?

- Это неправда. Я никуда не вступал. Слышал, что у нас в сборной Петухов в некий партии, но я не разбирался. А сам я беспартийный.

- Но думаете о политике? Мэром Дзержинского бы стали? На данный момент рейтинг наверное чокнутый.

- Меня вот не так давно товарищ на данную тему спрашивал. Любопытно, естественно. Но ведь это чрезвычайно тяжело. Нужно повсевременно работать, ежели, естественно, у тебя нет задачки набить для себя кармашки.

Нужно срочно уходить от скользкой темы.

- А у вас отпуск в летнюю пору?

- Да что вы - прямо на данный момент начинается: с середины апреля до середины мая. А позже опять уже сборы и старты. Но я и в отпуске в особенности себя не распускаю. Допустим, езжу на западные курорты, катаюсь на горных лыжах.

- Небезопасно же?

- Но я без фанатизма. Ну и не чрезвычайно уверенно катаюсь. Но вообщем непревзойденно увеличиваются способности - чувство скорости, умение заходить в вираж. Это чрезвычайно полезно.

- На курорты в отпуск ездить нужно.

- Я поеду, поеду. Все вот Кубу нахваливают. Мне друзья молвят, что нужно ехать, пока там Кастро у власти. Наверняка, выберусь.